Ученые ТюмГУ исследуют субъективное благополучие в условиях разнообразия

Ученые ТюмГУ исследуют субъективное благополучие в условиях разнообразия

21 Апреля 2021 225

 Директор Института психологии и педагогики ТюмГУ Людмила Волосникова рассказывает об исследованиях и внедрении инклюзивной среды в школы и вузы Тюмени.

 ТюмГУ проводит цикл интервью с учеными университета – победителями конкурса лучших проектов фундаментальных научных исследований. Конкурс совместно проводили Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Правительство Тюменской области.

 Сегодня их гость – директор Института психологии и педагогики ТюмГУ, директор Ресурсного учебно-методического центра по обучению инвалидов и лиц с ограниченными возможностями здоровья ТюмГУ, Почетный работник высшего профессионального образования РФ, член Федерального учебно-методического объединения по УГНС «Образование и педагогические науки», кандидат исторических наук, доцент Людмила Волосникова. Тема гранта группы ученых, которую она возглавляет, – «Человеческое измерение инклюзивной трансформации школы: субъективное благополучие в условиях гетерогенности».

– Людмила Михайловна, наверняка у гранта есть предыстория…

– Да, победа и получение этого гранта были не случайными, потому что с 2014 года в Институте психологии и педагогики развернулись исследования инклюзии в сфере образования. Инклюзия является одним из научных фронтиров института психологии и педагогики. С 2017 года у нас открыт ресурсный учебно-методический центр по обучению инвалидов, в котором мы исследуем инклюзию в высшем образовании, сопровождаем её. И в ТюмГУ сформировалась группа исследователей, которая изучает различные ракурсы и тему инклюзии. Мы выиграли и «отработали» три гранта РФФИ, провели международный форум при поддержке этого фонда, написали большое количество статей, в том числе в высокорейтинговых журналах («Психологическая наука и образование», «Образование и наука»), три монографии. Созданы и поддерживаются коллаборации с университетами ФРГ, США.

 Кроме того, в период проекта 5-100 у нас сформировалась еще одна сильная исследовательская группа, которая работает в международном проекте по исследованию психологического благополучия детей. Эта группа также добилась серьезных успехов в продвижении в высокорейтинговые журналы. Буквально недавно вышла англоязычная статья доцента Жанны Юрьевны Брук, доцента Татьяны Викторовны Семеновских и профессора Светланы Валентиновны Игнатжевой в журнале «Child Indicators Research» (Q2). Этой же командой было инициировано заключение соглашения с университетом Мальты, в котором работает ведущий европейский эксперт по детскому благополучию профессор Кармель Сефаем, директор Центра устойчивости и социально-эмоционального здоровья, почетный председатель Европейской сети социальной и эмоциональной компетентности (ENSEC), один из редакторов-основателей «Международного журнала эмоционального образования». Ученый неоднократно был в Тюмени. Опыт этой международной коллаборации также стал заделом.

 И я очень рада, что при написании заявки на грант произошло сращивание двух вот этих сильных исследовательских групп. Это важно для качества научных результатов, потому что, исследуя инклюзию, обязательно необходимо изучать её психологические эффекты – то, насколько человек комфортно себя чувствует. В инклюзивной среде должен комфортно себя чувствовать не только ребенок с инвалидностью, но и все условно здоровые дети, и, что немаловажно – учителя. Я убеждена, что должно быть обеспечено психологическое благополучие учителя, у которого в классе один ребенок – с интеллектуальной задержкой, другой – с поведенческими проблемами, третий – суперодаренный, четвертый – не слышит, и т.д. Этому учителю необходима психологическая поддержка.

– Что будет сделано в рамках гранта? Научные работы, конференции…

– Программа исследования очень обширная. Она включает анализ научной литературы, лучших зарубежных практик, то, как это всё представлено в разных локациях. В школах за рубежом сегодня ставят задачу развивать поддержку детей и учителей в условиях инклюзии. В европейском пространстве социо-эмоциональное обучение не является элементом внеучебной работы, оно заложено в саму основную образовательную программу. Потому что психологическое благополучие в значительной степени определяет успех ребенка, его ментальное здоровье, а зачастую и физическое. В России же сегодня прежде всего необходима теоретическая проработка вопроса.

 Вторая наша задача – изучение ситуации в Тюменской области, мы будем вести исследование именно здесь. Далее – подбор необходимого научного инструментария, апробация его в одной из школ Тюмени. В следующем году у нас будет большое исследование субъективного благополучия детей, учителей, родителей – будем опрашивать более трех тысяч человек по всей области и возьмем интервью у экспертов – руководителей образования регионального, городского уровней, руководителей школ и т.д. Результатом этого должны стать публикаций в высокорейтинговых журналах, проведение конференций и подготовка итоговой монографии. Практическим эффектом нашей работы должны стать разработка программы тренингов по субъективному благополучию детей, родителей и учителей, и проведение этих тренингов.

– Раз программа обширная, исследовательская группа тоже большая?

– Пока два человека. Но на втором этапе проекта будет 10 человек, включая зарубежных партнеров.

– На сегодня в рамках гранта уже что-то сделано?

– Мы завершаем опрос в одной из самых больших тюменских школ. Кстати, опыт предыдущих исследований Жанны Брук и Светланы Игнатжевой, которые принимали участие в исследовании психологического благополучия детей юга Тюменской области, ХМАО и ЯНАО, показывает достаточно высокий уровень благополучия наших детей. Хотя там есть свои определенные проблемы. В этом исследовании выявили следующее. Идеальная группа – это дети, которые всегда довольны всем, у них всё хорошо: среда, родители, школа, – они счастливы. Вторая группа – дети, которые говорят, что есть проблемы в школе, дома, нет отдельной комнаты, карманных денег, но – «я счастлив». Но есть группа детей, которая высоко оценивает уровень своей жизни, качество взаимоотношений со сверстниками, с родителями, но при этом дети психологически ощущают себя несчастливыми. Самая неблагополучная – именно она, дети здесь – «условно несчастливые» – «всё есть, а я несчастлив». С этой группой стоит особенно работать. Но это исследование было проведено безотносительно к инклюзии. Сейчас мы исследуем, как дети и педагоги психологически воспринимают состояние нарастающего человеческого разнообразия.

– В вузах тоже проводите подобные исследования?

– Да. Постоянно их проводим, начиная с 2016 года. Большое исследование было среди преподавателей 10 вузов, издали монографию, написали несколько статей. Тогда тоже были выявлены несколько парадоксов, связанных с таким индикатором инклюзии, как отношение людей к инклюзивному образованию, к людям с инвалидностью. Мы выявили, что большинство преподавателей позитивно относятся к студентам с инвалидностью, к идеям инклюзивного образования, но понимают инклюзию односторонне. Они считают, что инклюзия – это именно обучение и сопровождение инвалида в зависимости от его нозологии (степени поражения, и т.д.). А инклюзия – это не совсем то. Это совместное обучение разных детей, разных студентов. Инклюзивная педагогика – это педагогика разнообразия, поэтому наш новый грант рассчитан именно на широкое понимание инклюзии.

– Необходимы же не только содержание образования, но и доступная среда. Вот новые корпусы ТюмГУ позиционируются как инклюзивная территория…

– Есть такое понятие, как образовательная экосистема. Она должна быть инклюзивной – дружественной и комфортно приемлемой абсолютно для всех студентов, преподавателей, сотрудников. И должны приниматься меры для устранения каких бы то ни было барьеров, которые препятствуют доступности или полноценному включению в инклюзию. Процесс, связанный с преодолением барьеров, очень трудный. С точки зрения социальной модели инвалидности, есть два вида барьеров – физические (когда студент не может подняться по лестнице или не слышит преподавателя) и невидимые (ментальные) – это предрассудки в отношении людей с особенностями, различные стереотипы, угрозы стигматизации. И примеров этому много. Преобладает представление о том, что инвалидность составляет сущность человека. Но это неправильно и негуманно. В рамках инклюзии любую форму инвалидности мы рассматриваем в первую очередь не как конкретное физическое или психологическое состояние, а определяем его абстрактно как особые образовательные потребности, которые должны быть реализованы в процессе обучения. Понятно, что стопроцентно инклюзии не достигнуть – это идеал, но к нему стоит стремиться.

 Процесс, связанный с преодолением барьеров, очень трудный. И ТюмГУ вкладывает много усилий в создание безбарьерной среды. Новые корпуса университета соответствуют принципам широкого понимания инклюзии, и они строятся на основе универсального дизайна. Устраняются физические барьеры в части проходов, входов, – обеспечивается архитектурная доступность для всех. И в старых корпусах ТюмГУ в этом плане многое делается.

– Да и строительные требования сегодня не позволят не делать те же пандусы…

– Да, по новым строительным требованиям уже и нельзя не строить без универсального дизайна. Также в ТюмГУ закуплено специальное техническое оборудование, которое позволяет студенту с инвалидностью комфортно учиться, самостоятельно передвигаться. Ну и, конечно же, мы занимаемся повышением квалификации преподавателей, сотрудников университета на базе ресурсного центра, который также решает проблемы психологического комфорта, потому что прежде чем вводить инклюзию, её надо понять, и это – главная цель нашей программы повышения квалификации. Поэтому смело можно сказать, что ТюмГУ – инклюзивный университет.

 Источник: https://news.utmn.ru/news/nauka-i-innovatsii/1045105/

Поделиться
Сентябрь 2021
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30